Роман Гольд: как открыть в Израиле стартап и заработать миллионы

Израиль — единственная страна в мире, где свежий эмигрант, едва владеющий государственным языком, может стать миллионером. Каково это — жить в нации стартапов, рассказывает 33-летний репатриант Роман Гольд.

Роману Гольду 33 года, он в Израиле всего 6 лет. За это время создал успешную фирму коворкинга Jerusalem Startup Hub и открыл вместе с партнером Гади Исаевым компанию JSCapital, которая  ищет инвесторов в израильские стартапы.

Роман Гольд. Фото: Авигайль Узи

Гольд родился и вырос в Киеве в еврейской семье. Его отец — известный художник, старший брат — журналист. В Израиль приехал по программе «Маса» вместе с будущей женой.

 — Слово «Израиль» я впервые услышал в 5 лет, когда родители отдали меня в первую еврейскую школу в Киеве. В старших классах я поступил одновременно в Киевский политехнический институт и иерусалимский технологический колледж «Махон Лев». Встал вопрос: ехать в Израиль или оставаться в Украине?  В тот момент я решил остаться и продолжить карьеру. Я начал работать в журналистике, освещая сферы технологий, последние несколько лет до репатриации был главным редактором журнала IT Business Week о технологических инновациях. Участвовал в создании еврейской социальной сети, это помогло мне познакомиться с индустрией стартапов и понять, насколько это интересно.

— Когда же поняли, что пора переезжать в Израиль?

— Когда пришло понимание, что в Киеве достиг профессионального потолка и нужно двигаться вперед. Главный вопрос заключался в том, что делать после переезда. Базовым ивритом я владел, но этого было недостаточно для работы в IT-журналистике в Израиле. В стартап-индустрии, конечно, можно было обойтись и английским языком.  Но в этой индустрии все строится на связях, которые стоят дороже всего. А с переездом в другую страну ты первым делом теряешь именно социальный капитал — все эти наработанные контакты. Их нужно строить заново, да еще с позиции новичка в стране.  Так в 2012 году родился проект Jerusalem Startup Hub. Идея пришла из реальной потребности: мы с женой жили в крошечной 24-метровой студии в Иерусалиме, и работать мне было негде. Тогда еще не было всех этих модных пространств для совместной работы — в Тель-Авиве было всего 2 коворкинга, а в Иерусалиме — ни одного. И мы запустили первый центр предпринимательских инноваций в Иерусалиме.

Роман и Мария Гольд. Фото: Авигайль Узи

С напарником по бизнесу Гади Исаевым Роман познакомился случайно: искал архитектора для оформления помещения, а нашел человека, который моментально понял концепцию. Роман и Гади решили сделать «экзит» — продать иерусалимскую компанию и открыть JSCapital, фирму-мост между Израилем и странами, желающими инвестировать в израильские идеи.

— Мы поняли, что основная деятельность активно происходит между Тель-Авивом и Герцлией. Основная часть инвесторов живет за рубежом, поэтому мы постоянно летаем в Россию, Украину и другие страны.

— Вам все же пришлось переквалифицироваться после приезда в Израиль? Для многих репатриантов этот вопрос крайне болезненный.

— Не только мне. Моя жена до алии работала в Москве юристом. Сейчас она отвечает за связи с иностранными партнерами в нашем бизнесе. Такая же ситуация в семье моего партнера. Смена профессии — процесс сложный. Но стартап-коммьюнити в Израиле намного более открытое и дружелюбное, чем в постсоветских странах. В отличие от других областей приезжий здесь — не чужак, а человек, обладающий опытом работы за границей.

— А как же «стеклянный потолок», то есть невозможность для репатриантов занять руководящие должности? В хай-теке он тоже существует?

— Раньше это действительно было. Репатрианты ценились как сильные технари. Но сегодня все больше стартапов имеют в лидерах русскоговорящих репатриантов. Хрестоматийный пример — основатель «Гет Такси» Шахар (в прошлом Борис) Вайсер.

Роман Гольд и Гади Исаев. Фото: из личного архива

— Чем объясняется успех израильских стартапов в мире? Еврейским умом?

—  Скорее, высоким процентом стартапов на душу населения. Иностранный инвестор может провести десяток встреч с ведущими компаниями за один день, не выезжая из Тель-Авива. Для сравнения, в США ему потребуется намного больше времени.  А что касается уникальных еврейских мозгов, этот фактор сильно переоценен: инженерный гений Израиля занимает далеко не первые места, я бы сказал даже — где-то во второй десятке. Главное — это открытость израильского стартап-сообщества. В Израиле гораздо реже, чем в постсоветских странах, боятся, что идею украдут или загнобят.

— Поделитесь рецептом — как  открыть стартап и заработать миллион? Ваши советы для хайтекистов, обдумывающих репатриацию в Израиль?

— Прежде всего нужно понять, что вам интересно. И сконцентрировать усилия в этой сфере, не стараясь сделать «как другие». Во-вторых, осознать, что представления о стартап-индустрии у израильтян и новых репатриантов очень разнятся. В Москве, Киеве и Минске стартап — это компания с интересной идеей, созданная выпускниками вузов, молодыми специалистами. Портрет среднего основателя стартапа в Израиле — человек 40-45 лет, у которого несколько десятков лет опыта работы в своей нише, будь то электроника или телекоммуникации. У него есть связи и видение, есть наработанная команда. Поэтому будьте готовы, что несколько лет придется просто учиться понимать местную специфику, стараясь не критиковать ее, а влиться в течение.

А для самых амбициозных у  меня хорошие новости — наш практический опыт общения со стартапами и инвесторами свидетельствует о том, что по-настоящему взрывной рост «нации стартапов» еще впереди. И каждый из нас может стать его частью.

vesty.co.il

Comments

comments

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подпишитесь на нашу страничку в Фейсбук!

Нажмите «Нравится». Если вы уже подписаны, то повторное нажатие не нужно

Powered by WordPress Popup