Подземелья Города Давида

Некоторые загадки древних тоннелей не раскрыты до сих пор

Одной из главных достопримечательностей сердца древнего Иерусалима – Города Давида, расположенного на холмистой гряде к югу от стен иерусалимского Старого города, – является система подземных ходов и каналов, соединяющаяся с источником Гихон, который пробивается из скалы в пещере у подножия восточного склона. В древнем Иерусалиме Гихон был единственным источником. Обеспечивающая доступ к воде система была залогом существования города. С ней связаны ключевые события библейской истории — такие, как захват Давидом Иерусалима, помазание на царство Соломона и противостояние войску ассирийского царя Синаххериба в 701 году до н.э. Европейцам о ее существовании стало известно лишь во второй половине XIX века. На протяжении более чем полутора веков она привлекала к себе как ученых, так и охотников за сокровищами. Несмотря на то, что сегодня большая часть водопроводной системы расчищена от обломков горных пород и многовековых залежей городского мусора, и ее ежедневно посещают сотни туристов, вплоть до последних лет все еще обнаруживались факты, кардинальным образом менявшие представления исследователей о том, как она была устроена. Некоторые из этих фактов и по сей день остаются необъясненными.

В 1867 году, по заданию основанного тремя годами ранее британского Фонда Исследования Палестины (Palestine Exploration Found) в Иерусалим прибыл двадцатисемилетний капитан инженерных войск Чарльз Уоррен. В первую очередь он стремился исследовать Храмовую гору, однако османские власти разрешили ему вести раскопки лишь за стенами Старого города, чиня препятствия и этим работам.

Чарльз Уоррен

В первых числах октября 1867 года, когда раскопки в очередной раз были приостановлены, Уоррен занялся исследованием системы тоннелей, примыкавших к источнику Гихон. Вместе со своим помощником сержантом Бертлзом он попытался войти в тоннель, выводящий воду источника на юго-запад, в Силоамский пруд. Именно этот тоннель распорядился пробить в толще скалы иудейский царь Хезкиягу (Езекия) в преддверии осады города войском ассирийского царя Синаххериба в 701 году до н.э. В конце 1830-х годов он был обнаружен американскими исследователями Эдвардом Робинзоном и Эли Смитом. Сегодня проход по тоннелю Хезкиягу не вызывает затруднений, вода доходит до колен, но в конце XIX века ситуация была другой: тоннель был забит накопившимися за многие века обломками камней, мусором и грязью. Уоррену и Бертлзу пришлось двигаться по горло в воде, освещая себе путь свечами. В какой-то момент Уоррен заметил, что у тоннеля есть ответвление. С трудом протиснувшись в узкий проход, он обнаружил, что потолка над ним нет. Он стоял на дне вертикальной шахты, верх которой не был виден в темноте. Двумя неделями позже, запасшись досками и веревками, Уоррен и Бертлз снова проникли в шахту. На этот раз, освещая ее магниевыми вспышками, они построили там трехъярусные леса. Строительные работы были крайне опасными – сверху сыпались камни, да и сама деревянная конструкция была непрочной. Добравшись до верхнего края шахты, они оказались в пещере, от которой отходило два тоннеля: один вел на юго-запад, другой – на северо-запад. Первый тоннель оказался полностью непроходимым. Второй, северо-западный, уходил вверх под углом примерно в 45 градусов и выводил на плато с низким потолком, за которым начинался следующий крутой подъем, но выход из этого коридора был заблокирован.

Уоррен предположил, что вертикальная шахта использовалась для забора воды из источника Гихон: подземный канал приводил в нее воду, а тоннель примыкавший к верхнему краю шахты, по всей видимости, обеспечивал защиту от неприятеля во время осады города. Эта водопроводная система была названа в честь своего первооткрывателя: «система шахт Уоррена». Помимо водопроводной системы Уоррен обнаружил на восточном склоне холма под Старым Городом остатки защитных укреплений. Два этих открытия указывали на то, что Город Давида, древний Иерусалим, находился не в пределах Старого города, как было принято думать, а за его стенами. Три года спустя, в 1870 году, состояние здоровья вынудило Чарльза Уоррена уехать на родину. В Палестину он больше не возвращался.

В 1878 году британский библеист У.Ф. Берч выдвинул гипотезу, связавшую шахту Уоррена с одним из самых загадочных эпизодов 2-й Книги Шмуэля (5: 6–10), в котором Давид захватывает считавшийся неприступным Иерусалим – город населенный йевусеями: «И пошел царь и люди его на Йерушалаим против йевусеев, жителей той страны; но они сказали Давиду так: ты не войдешь сюда, пока не уберешь слепых и хромых, – то есть: не войдет Давид сюда. Но взял Давид крепость Цион: это – город Давида. И сказал Давид в тот день: всякий, кто побьет йевусеев и доберется до циннор и до хромых и слепых, ненавистных душе Давида…»[4]. Из 2-й Книги Хроник (11: 6) следует, что смельчаком оказался Йоав, сын Саруи, будущий военачальник Давида. Итак, ключ к овладению городом – нечто, называемое Давидом «циннор» (צינור). В современном иврите значение этого слова – «труба», «желоб». Однако точное значение слова «циннор» в древности трудно установить, поскольку в ТАНАХе оно упомянуто лишь дважды; второй раз – в Книге Псалмов (42:8): «Бездна бездну призывает голосом водопадов Твоих (циннорэйха). Все воды Твои и потоки Твои прошли надо мною»[5]. У.Ф. Берч предположил, что шахта Уоррена и была тем самым циннором. Из этой теории следовало, что Йоав проник снаружи в городскую водопроводную систему, сумел вскарабкаться вверх по отвесным стенам шахты, а затем, оказавшись в городе, помог отрядам Давида войти туда.

Открытия в Городе Давида не прекращались. В 1880 году дети, забравшиеся в тоннель Хезкиягу, обнаружили на его стене, недалеко от входа, табличку с выбитой в камне надписью. В ней рассказывалось о встрече двух команд камнетесов, которые пробивали тоннель, двигаясь с запада и с востока. На сегодняшний день, это – самая длинная надпись на древнем иврите, которая когда либо была найдена в Израиле. Она была датирована VIII веком до н.э. В 1891 году табличку попытались выкрасть, при этом она разбилась на несколько кусков. По счастью, до того, как это произошло, немецкий исследователь Конрад Шик сделал с нее слепок и прочитал надпись. Османским властям удалось обнаружить украденные фрагменты. Сегодня Силоамскую надпись можно увидеть в Музее древнего Востока в Стамбуле.

Силоамская надпись

Помимо этого, Конрад Шик обнаружил еще один кардинально важный элемент водопроводной системы: так называемый «тоннель №2» (также известный как «Ханаанский» или «Силоамский» тоннель), выводивший воду из пещеры, в которой находится источник Гихон, на юг и использовавшийся в древности для орошения. Вероятнее всего, именно этот тоннель засыпали по приказу царя Хезкиягу, готовившего город к осаде войсками Синаххериба (2-я Книга Хроник, 32). Таким образом, иудейский царь рассчитывал лишить своего врага источника пресной воды. В отличие от тоннеля №2, пробитый незадолго до этих событий пятисотметровый «тоннель Хезкиягу» приводил воду внутрь городских стен и не был доступен неприятелю.

В первом десятилетии ХХ века финский исследователь Библии Уильям Х. Ювелиус пришел к выводу о том, что сокровища царя Соломона спрятаны в пещере под Храмовой горой, и что вход в эту пещеру находится в системе шахт Уоррена, обнаруженной сорока годами раньше. Он обещал баснословную прибыль тому, кто согласится финансировать его экспедицию в Иерусалим, однако желающих не находилось. Наконец, в 1908 году ему удалось заинтересовать своими идеями тридцатилетнего британского офицера Монтегью Паркера. Тот собрал 20 тысяч фунтов и в сопровождении Ювелиуса, некоего «ясновидящего из Дании», нанятого инженера и троих приятелей отправился на яхте в Палестину[7]. Подкупив нескольких османских чиновников, Паркер получил возможность почти беспрепятственно вести раскопки. Однако его экспедиция была встречена местными жителями с недоверием; члены команды Паркера не были похожи на археологов, а их деятельность – на обычные раскопки. Чтобы отвести от себя подозрения, Паркер обратился к падре Луи Венсану, возглавлявшему Институт изучения Библии при монастыре св. Этьена, с предложением курировать раскопки. Венсан был известен как серьезный исследователь. Когда он принял предложение Паркера, недовольство деятельностью экспедиции стало проявляться значительно меньше. Пока Паркер исследовал систему шахт Уоррена в поисках секретного тоннеля, ведущего вглубь Храмовой горы, Венсан посвящал время археологическими изысканиями. Под его руководством был расчищен тоннель Хезкиягу, после чего поток воды в нем увеличился вдвое. Венсан составил подробную карту тоннеля, а также внимательно изучил шахту Уоррена, придя к тем же выводам, что и У.Ф. Берч, т.е. идентифицировав ее с библейским циннором.

Монтегью Паркер и Луи Венсан

Можно предположить, что ему удалось бы узнать гораздо больше, однако в 1911 году деятельность экспедиции Паркера была прервана. Отчаявшись найти секретный туннель, Паркер решил начать раскопки непосредственно на Храмовой горе. Воспользовавшись тем, что большая часть мусульманских жителей Иерусалима отправились в традиционное семидневное паломничество в мечеть пророка Мусы (Наби Муса) в Иудейской пустыне, и Храмовая гора опустела, Паркер подкупил охранника и начал там раскопки, однако был обнаружен случайным посетителем. Существует несколько вариантов изложения последовавших за этим событий. По одной из версий, слухи об осквернении святыни мгновенно распространились в городе. За Паркером и его командой гналась разъяренная толпа. Они вскочили на лошадей и помчались из Иерусалима в Яффо, где была пришвартована их яхта. За беглецами гнались османские всадники, и, чтобы их задержать, Паркер доставал из-за пазухи пригоршни золотых монет и швырял их на дорогу. Так или иначе, им удалось оторваться от преследователей, и, вскочив на яхту, они вышли в море под всеми парусами.

Раскопки, проводившиеся британским археологом Кэтлин Кеньон в 1961–1967 годах и израильской экспедицией под руководством Игаля Шило в 1978–1985 годах, подтвердили догадки Чарльза Уоррена о стратегическом значении открытой им системы. Было точно установлено, что источник Гихон находился за городской стеной, а вход в систему – внутри городской черты, т.е. жители города могли беспрепятственно брать воду из шахты, оставаясь при этом невидимыми для неприятеля. Однако И. Шило отверг идею У.Ф. Берча и Л. Венсана о том, что водопроводная система была использована Давидом для захвата Иерусалима, а шахта, соответственно, являлась библейским циннором. По его мнению, эта водопроводная система не могла быть построена йевусеями, так как водопроводные системы такой степени сложности появились значительно позднее и были характерны для административных центров исраэлитов. Помимо этого, по поручению И. Шило систему исследовал гидрогеолог Д. Гиль, придя к выводу о том, что и шахта Уоррена, и часть проходившего над ней тоннеля были естественного, карстового происхождения.

Казалось, что секрет снабжения древнего Иерусалима пресной водой был раскрыт. Однако раскопки, проведенные в Городе Давида в 1995–2010 годах экспедицией Рони Райха (Хайфский университет) и Эли Шукруна (Израильское Управление древностей), заставили пересмотреть все предшествующие находки и их интерпретацию. Райх и Шукрун раскопали тоннель, начинавшийся в пещере над шахтой Уоррена на высоте трех метров над уровнем пола и ведущий к югу. К своему удивлению, они нашли в нем вещи, принадлежавшие экспедиции Монтегью Паркера – ведра, кирки и даже курительную трубку. Получалось, что в своих поисках подземного хода на Храмовую гору, Паркер побывал в этом тоннеле и знал о системе шахт Уоррена гораздо больше, чем было известно ученым даже десятилетия спустя после его экспедиции. Райх и Шукрун обнаружили, что этот тоннель резко поворачивает на восток и приводит к внушительных размеров (16×10 метров) бассейну, вырубленному в скале. О существовании этого бассейна прежде также не было известно. Из источника Гихон вода шла в тоннель №2, а затем в его ответвление, тоннель №3, также обнаруженное Райхом и Шукруном, и впадала в бассейн. Над бассейном были найдены остатки мощных фортификаций – башни или укрепленного прохода. Над подземным источником Гихон – основание башни, даже сегодня поражающее своими грандиозными масштабами. Найденные сооружения позволили предположить, что описанное в 1-й Книге Царей (1: 38–40) помазание на царство Шломо (Соломона), сына Давида, происходило именно здесь: «И сказал им царь: возьмите с собою рабов господина вашего и посадите Шломо, сына моего, на мула моего, и сведите его к Гихону. И пусть Цадок, священник, и Натан, пророк, помажут его там на царство в Исраэле, и вострубите в шофар и возгласите: “Да живет царь Шломо!”»

В свете новых находок стало очевидно, что шахта Уоррена, на протяжении полутора сотен лет с момента ее открытия считавшаяся центральным элементом системы, на самом деле, оказывалась в ней едва ли ни лишней. Зачем зачерпывать воду из шахты, опуская веревку на двенадцать метров (такова была ее высота), если и источник, и питаемый им бассейн надежно защищены от атак снаружи, а изнутри к ним есть надежный проход? С другой стороны, если уже существует шахта естественного происхождения, открывающая доступ к питьевой воде, зачем вкладывать столько усилий в сооружение бассейна? Также было непонятно, почему вход в обнаруженный Райхом и Шукруном тоннель, ведший от верхнего края шахты к бассейну, был расположен так высоко; в него нельзя было попасть, не воспользовавшись вспомогательными средствами.

Согласно предложенному Райхом и Шукруном объяснению, строительство водопроводной системы происходило в два этапа, а не в один, как считалось раньше. В Среднем бронзовом веке йевусеи провели подземный тоннель, начинавшийся на поверхности, внутри городских стен и ведущий вниз, к бассейну. Тоннель проходил в относительно мягкой горной породе (мелеке). Его полом, однако, служила гораздо боле твердая порода (мицци). К тому же периоду относятся башня над источником, защитные сооружения над бассейном, тоннель №2 и тоннель №3. Пол верхнего тоннеля проходил над шахтой Уоррена. О ее существовании йевусеям не было известно. Второй этап работ был проведен спустя примерно тысячу лет, в VIII веке до н.э. Именно тогда был пробит тоннель Хезкиягу, засыпан оросительный тоннель №2 и углублен пол пещеры над шахтой. Шахта же обнажилась именно в результате этого углубления пола, ради которого древним строителям пришлось долбить твердую породу. В результате строительных работ доступ к бассейну был затруднен, однако к тому моменту уже действовал тоннель Хезкиягу и, возможно, в бассейне отпала необходимость.

Общий план

Эта гипотеза, на сегодняшний день, подтверждается археологическими находками: как найденной в тоннелях керамикой, так и, например, нишами для ламп, которые в начале верхнего тоннеля расположены на удобной высоте, а в районе шахты становятся недосягаемыми, тем самым указывая на то, что уровень пола изначально был другим. При этом остается непонятным, зачем, в принципе, понадобилось углублять в туннеле пол. Немало вопросов остаются открытыми и в том, что касается других элементов водопроводной системы, в частности – тоннеля Хезкиягу. Насколько острой была необходимость в таком тоннеле при условии, что источник Гихон был хорошо защищен и к нему был доступ? Пробивая в горной толще пятисотметровый тоннель, строители неизбежно должны были страдать от недостатка кислорода. Что помогло им с этим справиться? Почему у тоннеля такая странная, S-образная форма? Почему, вопреки обычаям той эпохи, в Силоамской надписи не упоминается царь, а сама надпись помещена там, где ее никто не мог видеть? Наконец, если шахта Уоррена не была библейским циннором, то что же им было?

Археологические исследования в Городе Давида продолжаются. Будем надеяться, что они позволят ученым найти ответы на эти вопросы, и – задать новые.

ja-tora.com

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подпишитесь на нашу страничку в Фейсбук!

Нажмите «Нравится». Если вы уже подписаны, то повторное нажатие не нужно

Powered by WordPress Popup

%d такие блоггеры, как: