Канадский врач оставил престижную работу и репатриировался в Израиль

Доктора Гольдштейна не смущает, что он сменил город с морозом в минус 40 градусов на израильскую жару

Бенджи Гольдштейн, врач из Канады, решил сменить место проживания и репатриировался в Израиль. Последние пять лет он жил в канадском городе Sioux Lookout (Су-Лукаут). Кроме Гольдштейна, там не было ни одного еврея, однако он сумел создать в городе еврейскую общину. Вообще кажется, что этому человеку все по плечу. Например, его совершенно не смущает переезд из места с температурой минус 40 градусов прямиком в израильскую жару. О причинах переезда доктора и его семьи в Израиль рассказывается в сентябре в статье на сайте Ynet.

С Израилем 39-летний доктор познакомился намного раньше: он служил в ЦАХАЛе. После этого изучал медицину в Канаде и влюбился в проживавшую там же израильтянку Таль. Молодые люди поженились. А вскоре после окончания учебы доктор Гольдштейн получил неожиданное предложение — руководить клиникой в городе, о существовании которого и не подозревал.

«После оплаты учебы надо было возвращать взятые на нее ссуды, а это ни много ни мало 300.000 долларов. Так что эта работа была как нельзя кстати. Кроме того, руководство клиникой было прекрасной возможностью начать работать по специальности», — объясняет Бенджи.

Но когда молодая пара прибыла в пункт назначения – город Су-Лукаут в Северо-Западной Онтарио в округе Кенора, — стало очевидно, что предстоит привыкать к необычной реальности.

«Город расположен на высоте 390 метров над уровнем моря. В северном направлении вообще нет дорог, добраться куда-либо оттуда можно только самолетом», — говорит Гольдштейн.

Но расстояния стали не единственным испытанием для врача и его семейства: «В этом месте очень холодно, зимой температура опускается до минус 40. Там настолько морозно, что в декабре мы всегда делали огромную ханукию изо льда».

«Правда, летом там приятная температура, около 25 градусов, но само лето скоротечно, тогда как зима длится с сентября по март, — продолжает доктор. — Я купил себе зимнее пальто за 1000 долларов, но ни разу не пожалел об этой покупке».

В обязанности доктора Гольдштейна входила забота о здоровье жителей города с населением 5000 человек, а также медицинская помощь местным народностям, проживающим на территории заповедников.

«В Израиле их именуют индейцами, а по сути, они были жителями Канады до колонизации европейцами. Они проживают в природных заповедниках, единственный способ добраться туда – самолетом, причем там нет ни дорог, ни врачей. Маленькая поликлиника с несколькими медсестрами – и все. Я был единственным врачом и принимал всех, кто приходил за помощью. По идее, эти народности должны продолжать существовать согласно укладу жизни их предков, но в условиях современного мира сложно избежать его влияния. Поэтому молодежь там сталкивается с проблемами наркотиков и алкоголя».

В своем городе семья Гольдштейн оказалась чуть ли не единственными евреями, поэтому на еврейские праздники они отправлялись в Монреаль или в Израиль.

«В нашем городе было три церкви – но ни единой синагоги, поэтому перед крупными праздниками мы отправлялись туда, где есть еврейская община. А в Шавуот и Ту би-шват знакомили местных друзей с еврейскими традициями», — вспоминает Бенджи.

Через полтора года в город приехала еще одна семья еврейского врача. Это оказалось очень вовремя, поскольку Таль Гольдштейн была беременна вторым ребенком. Причем это был мальчик, и встал вопрос, кто будет проводить брит-милу. «Нам очень повезло: выяснилось, что отец этого врача — хирург и моэль, и он приехал навестить сына как раз к рождению нашего малыша», — рассказывает Бенджи. Похоже, это была первая церемония брит-милы за всю историю существования города.

Постепенно в город приехали еще несколько еврейских семей – и возникла маленькая община.

«В последний год нашей жизни в Су-Лукаут в Песах в доме было не протолкнуться – столько людей пришли отметить праздник. Мацу и кошерное вино мы загодя заказали в интернете и получили по почте. Мы поделились заказом со всеми евреями в городе, поэтому в некотором смысле у нас в доме образовался склад кошерных продуктов к Песаху».

Желание вернуться в Израиль не покидало супругов, но им было важно обеспечить финансовую базу для такого возвращения.

«На погашение ссуд за учебу потребовалось время, кроме того – мы хотели приехать в Израиль без финансовых сложностей. Из-за пандемии приезд пришлось отложить на год, но теперь мы сумели добраться, поселились в Иерусалиме и начинаем строить новую жизнь. Важнее всего – чтобы дети акклиматизировались», — говорит Гольдштейн. Доктору предстоит еще несколько поездок в Канаду, где он продолжает работать.

«Мы с женой в восторге: очень здорово жить на родной земле, снова видеться с нашими израильскими родственниками, которых не встречали почти два года из-за пандемии. К нашему удивлению и вопреки бытующим в Канаде слухам, мы получаем много помощи от израильтян, люди нас поддерживают и прекрасно к нам относятся. Кто-то скажет, что нам просто повезло, но я испытываю огромное удовольствие», — признался доктор Гольдштейн.

Семья доктора Гольдштейна прибыла в Израиль при помощи организации «Нефеш ба-нефеш», которую создали в 2002 году раввин Йегошуа Пас и бизнесмен Тони Гельберт с целью продвижения репатриации евреев Северной Америки и Великобритании в Израиль. Организация действует при поддержке министерства репатриации и интеграции, Еврейского агентства Сохнут, ККЛ и JNF-USA.

С начала деятельности организации она оказала помощь в репатриации 70.000 человек.

 

 

Источник: vesty.co.il

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *